Мои планы

Итак, позади первый месяц 2013 года, в который мы вошли с новыми мыслями, новыми целями, планами и задачами. Он обещает быть таким же трудовым, не менее интересным и еще более щедрым на дела и события.

О том, что нас ждет в ближайшем будущем, куда будем двигаться дальше, мы попросили рассказать генерального директора АО «Оренбургские минералы» Андрея Альбертовича ГОЛЬМА. Он охотно ответил на вопросы, поделившись своими мыслями, планами и идеями.

- Наверное, для любого человека жить настоящим – это нормально. Думать о будущем – это правильно. Планировать его – разумно. Но когда мы говорим о современном промышленном предприятии, которое позиционирует себя как лидер экономики, лучший экспортер, надежный партнер и флагман, планирование будущего и четкое следование разработанной стратегии становится первоочередной задачей и руководства, и трудового коллектива.

Понятно, что Ясный – очень маленький город, и наш комбинат не промышленный гигант. Но мы часть мировой экономики и хотим ею оставаться еще не одно десятилетие. Это становится возможным в том случае, если не стоять на месте, постоянно повышать эффективность производства, совершенствовать технологию, улучшать экономику предприятия, грамотно инвестировать средства, четко следить за ситуацией на мировом рынке. Все это позволит нам обеспечить не только успешное настоящее, но и благополучное будущее комбината, и тех ясненцев, чья жизнь так или иначе с ним связана. В АО "Оренбургские минералы", и мы об этом не раз говорили достижения поставленных целей была разработана, подробно расписана на годы вперед стратегия внешнего и внутреннего экономического и социального развития. Согласно этому плану мы работаем все последние годы, даже если это подчас не всем заметно, не всем понятно, вызывает вопросы и в итоге приводит к возникновению разных слухов, которые вносят нервозность в работу коллектива.

Понятно, что не всех обрадовал минувший январь, когда впервые за несколько лет фабрика была остановлена на новогодние каникулы, месячный план по производству асбеста был снижен почти вдвое по сравнению с январем 2012 г., а отгрузка потребителям при полном складе немного уменьшена. Тем не менее, и останов, и снижение выработки были не вынужденной мерой, а обдуманным, обоснованным, рациональным решением, принятым руководством в рамках все той же долгосрочной стратегии развития нашего комбината.

2012 год был у нас очень динамичным, добыче руды, так и по производству асбеста. Понятно, что это стало возможным, с одной стороны, благодаря ускоренному инвестированию в рудник, в горную технику, благодаря модернизации асбестообогатительной фабрики и совершенствованию технологии обогащения, что дало нам максимальную производительность, снижение затрат и повышение заработной платы. С другой стороны, это стало возможным еще и благодаря профессионализму наших работников, их труду.

Нам было очень важно посмотреть те объемы, которые можем делать. Мы должны были в полной мере изучить наши технологические возможности после завершения этапа модернизации,

автоматизации и технического переоснащения. Мы хотели увидеть, как будет работать фабрика после модернизации, и мы увидели. Иными словами, в 2012 году мы устроили своего рода тест-драйв для комбината, который себя в полной мере оправдал. В итоге на сегодняшний день и у руководства, и у коллектива есть твердая уверенность в том, что мы можем дать 570 тысяч тонн волокна в год. Эти объемы для нас выгодные, окупаемые, достичь их трудно, но можно.

Для чего нам важно это знать?

Поскольку мы являемся частью мировой экономики, соответственно, в своей работе мы не можем на нее не ориентироваться, не анализировать происходящие там процессы. А   ситуация такова, что в ближайшие годы мы можем смело прогнозировать увеличение спроса на нашу продукцию в дальнейшем, несмотря даже на анти-асбестовую кампанию и прочие вещи.

В этом контуре месторождения имеющихся запасов руды нам хватит до 2029 года. Тем не менее, вот уже несколько лет мы заняты расчетами и изучением возможностей работы комбината после 2029 года. Предстоит выяснить: что на тот момент будет для нас эффективнее – освоение третьей очереди, разработка третьего участка или подземного рудника? В том и другом случае есть соответствующая экономичная техника, которая позволит нам добывать руду с более низкими затратами.

Почему мы уже сейчас думаем о том, как будем работать после 2029 года?

Для примера: в России на сегодняшний день потребление асбеста на душу населения составляет порядка 1 кг на человека. В Индии – 200 г на человека. И это с учетом того, что за последние 10 лет потребление асбеста выросло здесь вдвое. То же самое в Индонезии, Китае и Малайзии. Однако, учитывая рост экономики этих стран и возрастающую численность населения, увеличение в связи с этим объемов строительства недорогого жилья, а также невысокую стоимость асбестсодержащих стройматериалов, в частности шифера, эксперты Международного банка прогнозируют увеличение потребления хризотила на рынке ЮВА в ближайшие 5 лет как минимум в два раза.

Если страны ЮВА в 2012 году потребили 1 млн. тонн хризотила, то к 2020 году этот показатель может достичь 2 млн. тонн, что может означать прибавку для нас в 100 тыс. тонн на этом рынке. А учитывая, что мощности комбината позволят «Оренбургским минералам» максимально выработать за год лишь 570 тыс. тонн, принято решение ежегодно строить стратегические склады и работать, отталкиваясь не от текущего потребления, а создавая некий запас. Так как единственное, о чем сегодня переживают наши потребители – хватит ли у нас асбеста, если они резко увеличат его расход.

В связи с этим летом текущего года к нам приезжает группа потребителей из стран Юго-Восточной Азии, которой мы должны будем «предъявить» не менее 50 тыс. тонн готовой продукции, лежащей у нас на складе. И чтобы успокоить наших партнеров, внушить им уверенность в том, что они могут смело инвестировать в свое производство и оборудование, 7 февраля я отправляюсь с деловым визитом в Индию, Вьетнам и Индонезию.

Что же касается анти-асбестовой кампании, то в апреле 2013 г. На очередном заседании Роттердамской конвенции российское правительство будет вновь защищать нашу отрасль и не позволит Европе запретить наш продукт при вступлении России в ВТО.

Возможно, из-за недопонимания у части трудового коллектива те наши внутренние процессы модернизации, автоматизации и оптимизации, в результате которых происходит сокращение штатных единиц на тех или иных участках производства, высвобождение людей и   перевод их в другие места, какие-то другие не всем понятные вещи.

Здесь опять же хочется напомнить, что мы живем и работаем не обособленно от остального мира, который постоянно меняется и далеко не всегда в лучшую сторону. Модернизируя собственное производство, мы ставим своей целью не только повысить нашу производительность, снизить   расходы на средства производства или вывести наших людей из вредных для здоровья условий труда. Внося все эти изменения, мы стараемся сегодня максимально обезопасить предприятие от ожидаемых проблем нехватки рабочих кадров и квалифицированного персонала, что непременно произойдет в недалеком будущем как следствие российского демографического креста.

Что такое «демографический крест»? Демографическим крестом называют ситуацию, когда смертность в разы превышает рождаемость. В последний раз в нашей стране он был отмечен в первые годы после развала Советского Союза, когда рождаемость почти остановилась, а смертность возросла.

К сожалению, демографический кризис, из которого Россия до сих пор не может выбраться, привел к тому, что сегодня на предприятиях некому работать: очень много людей уходит на пенсию, а заменить их некем. Дети, родившиеся в 1993-94 годах, только-только выходят на рынок труда. Их немного, не все идут работать на заводы, а рухнувшая система профессионального образования уже не дает того уровня знаний и навыков у выпускников, которые были во времена СССР. Перспективы у рынка труда безрадостные: как утверждают аналитики, к 2015-2020 году в России будет очень большой дефицит трудовых ресурсов.

Мы не можем сбрасывать со счетов и такие немаловажные для нас факторы, как естественная убыль населения. Большие масштабы обрела сегодня внутренняя миграция. Люди переезжают с места на место в поисках работы, с целью улучшения жилищных условий, повышения уровня и изменения образа жизни. Не все парни и девушки по окончании вузов возвращаются домой, они оседают в больших городах, часто ищут работу даже в другом регионе. Все это вполне естественные процессы. В Оренбургской области, к примеру, в 2011 году миграционное снижение численности населения (т.е. превышение числа выбывших над числом прибывших) составило 7 тысяч человек.

Из малых городов люди целыми семьями уезжают в мегаполисы, сельчане переезжают в город. Население  сел, где уже практически не осталось ни школ, ни детских садов, ни ФАПов, ни каких-то хозяйств, где молодежь могла бы работать, стремительно стареет. Сегодня в АО «Оренбургские минералы» трудится около четырехсот человек с сельской пропиской. Но скоро и село не способно будет восполнять необходимые нам трудовые ресурсы.

Это одна из важнейших причин, которая заставляет нас уже сегодня внедрять в производство автоматизацию. Мы понимаем, что если наступит дефицит кадров, механизмы должны помочь нам на тех участках, куда мы не сможем поставить людей.

Опять же внедрение автоматизации в работу фабрики подразумевает наличие высококвалифицированного персонала, который мы будем искать, учить, готовить. Уже сегодня у нас действует ряд программ по обучению людей, переобучению и повышению квалификации. Мы тесно сотрудничаем с лицеем, который в ближайшем будущем обретет статус техникума. Сегодня на предприятии трудится порядка 450 его выпускников, из них 85 человек – ИТР. Ежегодный приток на комбинат лицеистов – около 80 человек.

Действует у нас и ряд социальных программ, направленных на повышение качества жизни работников АО «Оренбургские минералы» и их семей. И сегодня, и в будущем мы готовы оказать всестороннюю поддержку тем, кто решил связать свою жизнь с комбинатом.

Тем же, кто сегодня уезжает из города, мы вряд ли сможем помочь и однозначно не будем удерживать. Рост зарплаты, безусловно, является важным, но не основным и не основополагающим фактором, влияющим на выбор человека, где ему жить и работать. Люди уезжают из Ясного по различным причинам.

Посмотрите, сколько профессионалов в нашем трудовом коллективе! Кто хотел повысить квалификацию – повысил, кто хотел получить высшее образование – получил, у некоторых их даже два, кто мечтал об интересной работе – имеет ее, кто хотел хорошо зарабатывать – знает, как это делать.

Я как генеральный директор градообразующего предприятия могу предложить определенные возможности нашим работникам: по жилью, досугу, отдыху и оздоровлению, развитию, карьерному росту. Но в то же время я понимаю, что не все люди хотят работать именно в «Оренбургских минералах», мечтая себя реализовать где-то в другом месте.

Сегодня эксперты говорят о 25%-ном сокращении численности населения в малых городах России. Люди и дальше будут переезжать в мегаполисы, пробовать что-то новое для себя. Кто-то потеряет, кто-то найдет. Но мы не можем себе позволить зависеть от всех этих факторов.

Одни люди будут уезжать, другие – выходить на пенсию, третьи не будут устраиваться, как результат – рабочих на комбинате будет мало. Поэтому мы и задались целью разработать стратегию, которая поможет нам понять, как бы работал комбинат, если бы уменьшилось число работников.

Благодаря этому мы сейчас понимаем, что если произвести автоматизацию фабрики и полную модернизацию рудника, то 1500 человек смогут обеспечить технологический процесс.

С другой стороны в пакете проектов комбината много таких, которые не действуют сегодня именно по причине отсутствия людей. Какие-то мы «наполнили»: сегодня укомплектованы в полном объеме кадрами ЦППМ, ЗСМ №1, обеспечим нужным количеством людей и строящийся завод невзрывчатых компонентов эмульсионных взрывчатых веществ. Одним словом, мы всегда инвестируем в создание новых рабочих мест в зависимости от потребности.

Для того чтобы сформировать на комбинате некую «подушку безопасности» и для людей, и для производства за счет внедрения современных технологий и открытия новых проектов, у нас есть и время, и желание, и возможности.

Если же кто-то испытывает опасения по поводу экономического кризиса, то мы в отличие от других уверенно смотрим на рынок и не переживаем о возникающих колебаниях, поскольку многое предусмотрели. Мы производим ровно столько асбеста, сколько можем, складываем столько, сколько можем, и продаем исходя из коммерческой выгодности сделок и надежности наших партнеров.

Асбеста у нас много, рынка много, работать нам еще очень долго. И мы всем нашим работникам сможем обеспечить достойную жизнь.

Мы умеем бороться и за рынки, и за правительство, и за затраты.

А.А. ГОЛЬМ,

генеральный директор

АО «Оренбургские минералы».