«Говорим по делу»: Ломая стереотипы. Как в Ясном решают проблемы моногорода?

Андрей Гольм

Мы говорим Ясный и подразумеваем «Оренбургские минералы», и это справедливо. Ведь благополучие города и его жителей напрямую связано с положением дел на горно-обогатительном комбинате. Эта классическая для большинства моногородов ситуация в Ясном претерпела существенные изменения. Вот о том, как сохранить градообразующее предприятие и диверсифицировать при этом бизнес, говорим по делу с генеральным директором АО «Оренбургские минералы» Андреем Гольмом.

Олег Кривенко: — Андрей Альбертович, как вы решаете одни из главных проблем практически любого моногорода: зависимость их бюджетов от градообразующего предприятия и отсутствие у местных жителей возможности выбора другой работы.

Андрей Гольм: — Мы не можем себе позволить отходить от нашего монопредприятия. Я считаю, что это не совсем правильный путь. С точки зрения обывателя, сделать из одного огромного предприятия двести маленьких возможно. Даже с точки зрения бизнеса возможно. Если вы посмотрите последние новости, то малый бизнес освобождают от налогов, ему делают различные преференции. Но если смотреть с точки зрения власти, то предприятия нужны с двумя целями — гарантированный работодатель и гарантированный налогоплательщик. А если мы из большого предприятия сделаем двести маленьких, и люди все перейдут туда, будут замечательно работать и получать зарплату, но уровень налогов будет несопоставим с крупным предприятием. Вскоре мы столкнемся с проблемой — с одной стороны все довольны, а в бюджете нет денег. Как содержать школы, объекты культуры, реализовывать социальные программы?

Поэтому, если смотреть глобально, не с точки зрения предприятия, а страны, то нужно не только оставлять рабочие места, но налогооблагаемые рабочие места. Как бы это не шло вразрез с тенденцией, что надо освобождать от налогов, давать какие-то льготы. Это здорово, но ровно на обывательском уровне. А если посмотреть с точки зрения местной власти, то если у вас нет источников дохода, нет налогов, вы обречены. Поэтому нужно создавать не просто рабочие места, а высокодоходные рабочие места с хорошей налоговой базой. Чтобы и люди были довольны, и инвесторы были успешными, и страна не пострадала.

В Ясном мы решили, если не можем развивать свое предприятие дальше или имеем какие-то риски, давайте попробуем вокруг этого предприятия организовывать, как они раньше назывались, предприятия-смежники. Давайте то, что мы раньше закупали, делать сами и продавать не сырье, а производить из него продукт. И мы стали строить вертикально интегрированное производство, но в рамках одного города. Тем самым мы поддерживаем и основное производство, даем людям работу и оставляем налоговую базу.

Сейчас непосредственно на «Оренбургских минералах» трудится 2500 человек. В системе «Оренбургских минералов», включая все наши «дочки» и условно зависимые компании, больше четырех тысяч. Но даже из тех двух с половиной тысяч человек, работающих на головном предприятии, заняты непосредственно производством хризотила около полутора тысяч. То есть, получается из четырех тысяч работающих в нашей системе, только полторы тысячи человек остались работать на основном производстве, а остальная часть, условно, — наши смежники. Так что мы диверсифицируем производство, но вокруг одного предприятия. Поэтому мне сложно представить, как можно диверсифицироваться без предприятия.

Ведущий Олег Кривенко

Олег Кривенко: — Говоря о диверсификации, хотелось бы узнать о новом направлении вашей работы, касающейся дорожного строительства.

Андрей Гольм: — Основная моя задача, как руководителя, — все-таки заниматься базовым предприятием. Это рынки сбыта, продвижение новых продуктов. Одним из таких проектов стало производство дорожных материалов, которые используют армирующие свойства нашего продукта. Это не наша технология. В России она использовалась рядом компаний, но не очень активно. Возможно потому, что за каждой из них не было моногорода. Зарабатывали на этой добавке и хорошо, что-то не получилось, закрыли производство. Ну а мы себе это позволить не можем, тем более, что видим отличные свойства этого продукта.

Мы пообщались с нашими канадскими и американскими партнерами, восстановили эту технологию, закупили оборудование, зарегистрировали новую торговую марку. У нашей добавки такой же принцип как у волокна в шифере. Холодно или жарко, он «дышит», он может изгибаться. Если эту же технологию применить к асфальту, мы сможем избежать проблем, связанных с перепадом температуры, когда асфальт нагревается, остывает, в итоге лопается, пошли трещины, туда попала вода и — прощай, дорога.

В эфире «Говорим по делу»

Есть импортные аналоги подобной добавки, но они в два-три раза дороже. Соответственно, если раньше такая добавка из-за своей цены могла использоваться только при строительстве дорог высшей категории, то теперь, когда есть более доступный вариант, она может использоваться и при строительстве дорог первой – второй категории. С прошлого года мы где-то в десять раз увеличили объемы производства добавки, хотим за пару лет еще в десять раз увеличить объем, потому что видим, это работает.

Олег Кривенко: — Говоря о моногороде, с одной стороны, следует учитывать интересы градообразующего предприятия, с другой — интересы собственно города и его жителей. Эти интересы соприкасаются или следуют параллельными курсами?

Андрей Гольм: — У нас достаточно плотное взаимодействие, хотя мы и решаем разные задачи. Если для города и его бюджета это решение, в первую очередь, социальных вопросов горожан, то для нас, и я всегда говорю об этом честно, задача номер один – это получение прибыли. Если мы понимаем, что для этого нам нужна здоровая молодежь, мы инвестируем в это. То есть, мы это делаем не потому, что альтруисты, а потому, что наше партнерство — это социальные инвестиции.

С другой стороны, есть такой термин, как «социальный патент». Условно говоря, — это уровень доверия общества к предприятию. Люди согласны с деятельностью предприятия на их территории, с тем, что оно дает им работу, заботится о них, создает необходимые условия для нормальной жизни и это устраивает общество. Но если предприятие не имеет такого «социального патента», тогда начинаются забастовки, демонстрации и прочие вещи, которыми люди выражают свое негативное отношение. «От этого предприятия никакой пользы, только вред. Оно шумит, дымит, жить мешает. Оно нам не нужно, лучше его закрыть». И поэтому мы стараемся работать над «социальным патентом» ежедневно. И вот в этом направлении и идет нормальная партнерская работа городской власти и управления бизнеса. Потому что здесь наши цели едины.

Источник - ural56.ru